Пятница, июль 2021
В каких необычных местах россияне отмечали Новый год?
Где встретить Новый год, чтобы запомнить его на всю жизнь? В далеких экзотических странах, горах или пустынях, а может быть, на Русском Севере со всполохами сияния, морозами, чаем с морошкой и радушными людьми? Где бы вы ни оказались, везде можно столкнуться с приключениями. Порой веселыми, а иногда опасными для жизни.

Где встретить Новый год, чтобы запомнить его на всю жизнь? В далеких экзотических странах, горах или пустынях, а может быть на Русском Севере с морозами, всполохами северного сияния, чаем с морошкой и радушными людьми? Где бы вы ни оказались, везде можно столкнуться с приключениями. Порой веселыми, а нередко и опасными для жизни. Несколько российских путешественников поделились с «Лентой.ру» своими историями празднования Нового года вдали от дома, которые они не забудут никогда.

Кирилл Уютнов, фотограф

Однажды мы с женой зимовали на Сахалине. Прилетели туда в начале ноября и прожили семь месяцев, до июля. У нас был большой проект по съемке Охотского моря, и поселились мы в маленьком рыбачьем домике на берегу. За несколько дней до Нового года на остров пришла метель. Сильный ветер сорвал крышу с нашего домика и сломал трубу (мне, конечно, пришлось все это чинить и откапывать занесенные снегом мешки с углем).

Красивый морской берег с открытой водой замело за одну ночь. Выйдя на побережье с утра, мы увидели лишь белую пелену до самого горизонта — море встало, его засыпало снегом

В итоге днем 31 декабря нам удалось найти заснеженный торос (нагромождение обломков льда), накрыли его скатертью и разложили свои скромные припасы: вяленое мясо, немного красной икры и бутылочку бельгийского пива. Украсили наш импровизированный стол вязаными фигурками Деда Мороза и Снегурочки и, радуясь хорошей погоде, стали отмечать.

В полночь, чтобы немного развлечься, вскарабкались на высокую песчаную дюну. В обычные дни залезали туда, чтобы поймать мобильную связь и интернет, но в новогоднюю ночь его, конечно, не было. Не было звонков с поздравлениями и привычного боя курантов, поэтому мы просто засекли время, крикнули «ура», открыли пиво, обнялись и забрались наверх. Простояли несколько секунд и спустились к домику.

Мы уделили другу гораздо больше времени, чем обычно, не было других людей, никаких отвлекающих факторов. И мы лезли на вершину не для того, чтобы просто встретить Новый год, а просто постоять в обнимку на краю Земли, в окружении полной тьмы

В доме было тепло — горел свет от генератора, играла музыка, а стены мы украсили вырезанными фотографиями из календаря. Для праздничной атмосферы не хватало только елки, но они в тундре, увы, не растут.

Фото: Кирилл Уютнов1/2

Наше пристанище находилось примерно в 30 километрах от ближайшего поселка. Летом туда приезжали рыбаки, а зимой дом пустовал. Потому, собираясь на Сахалин, мы основательно подготовились: взяли пару мешков круп и несколько коробок замороженного мяса, уголь, солярку и генератор. Воду же добывали из снега, который топили на печке.

Время в основном проводили за работой — фотографировали, как замерзает море, как его ломает штормами, которые происходят подо льдом, и как оно раскрывается весной. И постоянно занимались поддержанием быта: грели воду, рубили дрова, готовили еду, утепляли дом, что-то "ремонтировали.

Такая жизнь очень сблизила нас. За все семь месяцев, что мы с женой пробыли в уединении, вдали от цивилизации, мы ни разу не поссорились.

А еще как-то раз мы встречали Новый год на Ямале, в чуме у оленеводов. Мы провели там пять дней, в настоящей зиме с температурой воздуха под минус 50 градусов.

Мы, как обычно, ехали с целью съемки, и большую часть времени проводили за фотографированием природы, лесотундры, оленеводов, самих оленей. Они забавные, и у них пушистые носы, постоянно покрытые инеем. Животные питаются ягелем, который зимой приходится выкапывать из-под снега, и можно наблюдать интересную картину, когда все олени торчат, как страусы, головой в сугробе, добывая себе пищу.

Во время таких съемок мы быстро замерзали, и через пару часов бежали пить горячий чай. В чуме у ненцев мы жили впервые, это было очень необычно. Представьте: небольшое помещение, где-то шесть метров в диаметре, посередине дровяная печь, где топят снег, готовят еду, и тут же зимой происходит помывка и стирка. Печь обычно топят сильно, и становится очень жарко.

СахалинФото: Кирилл УютновСахалин1/3

А потом выходишь на улицу, и там перепад температуры с 30 градусов тепла до минус 45: что-то потрясающее, первые полчаса вообще холода не ощущаешь. Потом, конечно, начинает мерзнуть лицо, щеки, нос и пальцы на руках и ногах. Вот тогда понимаешь, что все, организм остыл. И начинается отсчет активного времени, после которого хорошо бы погреться.

Дни мы обычно проводили так: снимали, катались на нартах (санях, предназначенных для езды на упряжках), ездили с оленеводами на местное озеро, где они выпиливают бензопилой лед, который потом точно также топят на печи и получают воду. Они очень необычные люди — ведут сложный традиционный уклад жизни: кочуют круглый год, следят за домашним хозяйством. И все это делают с невероятной легкостью, потому что приучены трудиться с детства.

В три года ребенок уже может подсобить по хозяйству, приносит дрова, которые колет мать, в пять — помогает строить здание и нарты, в шесть — ловить оленей, добывать снег, готовить еду. Подрастая, дети перенимают от взрослых привычки и навыки, полезные для выживания в дикой природе.

Оленеводы настолько близки с природой, что их нельзя разделить, все равно что представить оленя без ягеля. Такое единение вырабатывается целыми поколениями, столетиями

Их быт выстроен четко и слаженно: мужчина работает на улице со стадом, в то время как хозяйка занимается приготовлением пищи, стиркой и пошивом. Большинство своей одежды оленеводы шьют сами: и шубы из шкур, и теплые штаны с шерстью внутри, в которых ноги не замерзают и не промокают. Получается, что олени полностью кормят оленеводов и одевают их.

У ненцев также есть свои традиции и свои праздник и, главный из которых — День оленевода. Новый год они обычно не празднуют, поэтому у нас тоже не было особых планов. Мы просто приготовили ужин, состоящий в основном из оленины разного вида, вылезли из чума и увидели на звездном морозном небе первые всполохи северного сияния.

В ту ночь не было ветра, стояла тишина, только где-то вдалеке лаяли собаки из другого стойбища. Долго находиться на улице в минус 45 градусов мы не стали, потому сделали пару кадров и вернулись греться в чум, где отметили праздник бутылочкой пива. Хозяева, уставшие за день, в это время уже спали.

Фото: Кирилл Уютнов1/3

Константин Колотов, путешественник

Я нахожусь в кругосветном путешествии уже два года и 2019-й встретил в Марокко. В пути заночевал в заброшенной овчарне в ста метрах от дороги, сделанной из красной глины, очень по-арабски и антуражно. Спалось в овчарне прекрасно.

Наутро пришло 31 декабря. Нам со спутником оставалось доехать на велосипедах до Марракеша 120 километров. Расстояние до города далось легко, я чувствовал себя почти кентавром. Солнце Марокко оказалось теплым и щадящим, дороги — хорошими, водители — культурными, то тут, то там встречались оливковые фермы и маленькие деревушки. Ехать было одно удовольствие.

Еще я понял одну вещь про себя. Все-таки я гурман! Прежде мне казалось, что к пище я отношусь лишь как к средству утолить голод, но в тот день понял, что я люблю еду. Просто мне нравятся не элитные рестораны и блюда, а самые простые национальные блюда. Та самая еда, которой торгуют на улицах в условиях полной антисанитарии.

По дороге мы остановились в каком-то маленьком городе и купили миску супа. Собственно, у дедушки-торговца ничего другого не было, лишь суп из нута, лепешка и чай. Но это было так вкусно!

На въезде в Марракеш дорога расширялась и становилась очень нарядной — арабы любят показную роскошь. Мы проехали пару небогатых спальных микрорайонов, пару кольцевых развязок и уперлись в центральные ворота медины города.

Марракеш — бывшая столица Марокко — город, известный своими базарами и праздник ами, хиппи и преступниками, набожными богомольцами и отверженными бездомными, интеллектуалами и учеными. Это один из величайших городов мира, легендарное место, которое, несмотря на наплыв туристов, по-прежнему окружено ореолом таинственности.

Мы заселились в очень дешевый, но приятный хостел, заплатив пять евро на двоих. Это как раз то, что нужно для таких бродяг, как мы. Время шло к закату, мы разместили вещи в комнате, припарковали велосипеды. Все-таки последний день года.

Фото: Константин Колотов1/7

Так, как отмечают Новый год в России, не отмечают его ни в Европе, ни уж тем более в арабских странах. Здесь, собственно, его вообще не празднуют, это обычный день, лишь в некоторых отелях устраивают небольшие гулянья. Но мы решили праздновать и сделать это по-рязански — сходить в баню. Войти в новый год чистыми.

Поговорив с администратором, он же и хозяин нашего хостела, мы узнали о местных хаммамах. Оказалось, что можно выбрать из дорогого, что за 200 дирхам с человека (четыре тысячи рублей), и за 10 дирхам с человека (200 рублей), но он для местных. Мы, конечно, предпочли вариант подешевле.

Пятиминутная прогулка по медине, и мы на месте. Хаммам для местных — это три зала с высокими сводчатыми потолками, выложенные кафельной плиткой. От первого к последнему залу становится все теплей и теплей. Но это, конечно, не русская баня. Температура в помещении может быть градусов до 40. Посетители хаммама лежат на теплых полах. Мы нашли себе место и улеглись рядом.

Я думаю, у московских франтов от вида такого хаммама случился бы нервный тик и приступ расстройства желудка. А мне, знаете ли, понравилось.

Пока я жил в Москве, регулярно ходил Сандуны (самая элитная общественная баня в России) и там встречал таких людей, как .футболист Жирков, фигурист Плющенко, депутаты Митрофанов и Карелин, даже как-то раз Жириновского

Когда я переехал в Питер, то старался каждый понедельник ходить в Дегтярные бани, тоже высшего уровня. Но здесь, в этом хаммаме, я чувствовал себя нисколько не хуже, а может, даже лучше, чем там. Думаю, дело было не в банях, а во внутреннем состоянии, которое однозначно менялось еще с первого дня путешествия.

После хаммама мы отправились гулять по вечерней медине, нашли приятное местное кафе с десертами. А потом, разделавшись с угощениями, отправились спать. Ждать полуночи и обращения президента к народу не хотелось. Я не планирую возвращаться в Россию еще пять-семь лет, вот приеду, тогда и послушаю, чего там опять обещают политики. Сытый, довольный и счастливый, я заснул крепким богатырским сном.

Фото: Константин Колотов1/6

Александр Хващинский, актер

Два года назад мы с женой и дочкой отмечали Новый год на Филиппинах, на острове Негрос, и оказались в полночь на крыше, кишащей огромными тараканами, а внизу под нами был полностью обесточенный город.

На самом деле у нас были совсем другие планы на праздник : мы хотели встретиться с друзьями, которые отдыхали в других частях курорта, и поехать на остров Аппо, чтобы посмотреть на популяцию морских черепах. Но в тот день на Филиппинах объявили штормовое предупреждение и отменили все катера, весь водный транспорт.

Нам пришлось остаться в отеле, который почему-то был совсем пустым. Я видел только хозяйку, которая поздравила нас и уехала отмечать Новый год со своей семьей. Мы попытались найти в магазинах хотя бы шампанского, чтобы создать себе настроение, но нигде его не нашли, поэтому пришлось купить бутылку красного вина, которое оказалось кислым и невкусным.

И вот около 11 вечера мы решили подняться на крышу, чтобы полюбоваться видом ночного города с горящими огнями, луной, морем и пальмами. Но буквально через несколько минут Негрос полностью обесточился, везде отключился свет, и мы остались стоять в кромешной тьме, не понимая, что происходит.

Честно говоря, мы испугались. Когда на целом острове в один момент выключается свет — это жутко. Сразу появляются мысли, что произошел теракт или началась война.

Только представьте: страна экзотическая, люди в ней достаточно агрессивные, никакой охраны у отеля нет, мы стоим одни на крыше, у нас маленький ребенок. Так мы и стояли, ощущая полную безысходность, пока где-то вдали не начали пускать салюты. Мы немного успокоились, разлили в бокалы вино, а потом наконец включился свет.

И в тот момент мы увидели, что вся крыша кишит огромными тараканами, которые поворачивают головы и шипят. После мыслей о теракте тараканы нас уже не пугали, а ребенка они даже повеселили. Дочь стала бегать и кричать: «А давайте мы их поймаем, посадим в банку!»

Впечатления от такого Нового года остались двоякие. С одной стороны, мы встретили его в необычной стране, где много экзотических животных, вулканы, гейзеры, источники, с другой — такая ситуация заставила всех поволноваться, особенно меня.

Одно дело — случись такое в Европе, когда ты знаешь, куда звонить, как действовать, а тут — полудикие острова, где люди до сих пор живут в лачугах без электричества.

Фото: Александр Хващинский1/3

Тамерлан Джиджоев, пиар-директор

Я, моя жена Виктория, ее мама и тетя встречали 2020 год в Мурманской области. Остановились в небольшом уютном отеле с деревянными домиками под Мурманском, планируя увидеть северное сияние и посетить Териберку — поселок на берегу Кольского полуострова в устье одноименной реки.

Териберка находится в ста километрах от Мурманска, в двух часах езды по зимней дороге, если повезет. Она стала широко известна после выхода "фильм"а «Левиафан» Звягинцева. Вот мы и решили посмотреть и на поселок, и на воды Баренцева моря «на краю Земли»

Утром 31 декабря собрались, тепло оделись и сели в похожий на кроссовер автомобиль нашего экскурсовода. Отправились в Териберку. В дороге было весело, виды красивые, тундра. А спустя какое-то время пошел снег, и пейзажи превратились в сказку!

По приезде в село водитель-экскурсовод показал нам местные достопримечательности: песчаный пляж, кладбище старых деревянных кораблей царских времен и «яйца динозавров» (удивительные круглые камни на берегу Баренцева моря). Затем покатались с ветерком на санях, которые цепляются за снегоход, и нас напоили северным чаем с морошкой из термоса — пожалуй, это был самый вкусный чай из всех, что я пробовал в своей жизни.

Время пробежало быстро. Нам пора было ехать обратно в отель, чтобы успеть встретить Новый год в ресторане. И тут наш автомобиль впервые застрял в снегу. Выяснилось, что он не полноприводной, а это, как известно, очень нехорошо для зимней дороги. Но нам надо было возвращаться, мы подтолкнули машину, вытащили ее из сугроба и поехали дальше.

Снег с ветром усиливались, и, отъехав километров 40, мы встряли на подъеме из-за перемета: снег с полей и тундры принесло на дорогу. Снова принялись толкать автомобиль, но ничего не получалось, а сзади начала образовываться пробка. В ход уже шли и руки, и лопаты, мы по очереди помогали друг другу, но все наши старания против сил природы были ничтожны.

Наступил поздний вечер, и мы поняли, что, скорее всего, придется встречать Новый год в тундре. Хорошо еще, что взяли в аренду комплекты теплой одежды. Наверное, это было самое правильное решение, принятое нами за последнее время.

И вдруг нам неожиданно повезло. По той же дороге ехал местный житель, владелец небольшого отеля, на полноприводном автобусе, оборудованном как вездеход. Мы обратились к нему за помощью, и он с четвертой попытки вытащил наш автомобиль и затащил его на подъем. В тот момент вся наша четверка сидела в салоне микроавтобуса для утяжеления и молилась об "успехе, пока водитель произносил «теплые» слова в адрес экскурсовода.

Мы пересели в наш автомобиль и поехали, благо дальше была прямая дорога. А наш спаситель остался в Териберке вытаскивать остальных. Так он и встретил Новый год на дороге — помогая незнакомым людям...

А мы успели в отель за полчаса до полуночи и праздновали Новый год в теплом ресторане с вкусной едой. Это было удивительное .туризм, а впереди нас ждала охота за северным сиянием...

Фото: Тамерлан Джиджоев1/3

Ольга Руденко, пиар-менеджер

В прошлом году мы отмечали Новый год в китайской бане. Ездили зимовать на Бали, но на острове совсем не было праздничного настроения, потому мы полетели в .Китай, где хотя бы прохладно и есть снег, и в новогоднюю ночь оказались в Пекине.

Когда вдруг выяснилось, что и там нет никаких праздничных программ, мы с мужем решили просто поехать в баню. В Китае бани совсем не такие, как у нас, они славятся на весь мир, и многие туристы едут туда целенаправленно.

.Китайская баня непохожа на баню как таковую, это скорее спа-отель, куда продается билет на 18 часов (стоит, кстати, всего 290 юаней, то есть 2,9 тысячи рублей). Закономерный вопрос: что там делать в течение такого количества времени? На самом деле гостям предлагается много разных процедур, можно отдохнуть и расслабиться, а затем поужинать за шведским столом.

Нас с мужем встретили у входа и проводили в мужскую и женскую раздевалки. Там сотрудники попросили снять одежду и выдали специальные костюмы — в .купальниках там ходить нельзя, а также халаты, тапочки и полотенца.

В бане гостям предлагают множество услуг, после которых чувствуешь себя как новенький: парилка, хаммам, горячие источники, бассейны с рыбками, контрастный душ и массажи. Я выбрала скраб с солью, обновилась на 150 процентов. Они потерли меня от души, я даже не знала, как сказать, что мне больно. Всю прошлогоднюю грязь точно стерли.

Сам Новый год мы встречали за шведским столом, слушая выступление китайского президента. Затем включили на YouTube праздничную речь президента России и, поздравив китайцев, пошли дальше на разные процедуры. Пробыли в бане около пяти часов.

Затем решили прогуляться по ночному Пекину. Но на улицах была полная тишина: ни салютов, ни гуляний, ни пьяных прохожих, возвращавшихся из гостей. И мы вернулись в отель, очень долго прождав такси, потому что в новогоднюю ночь никто не работает, все китайцы спят дома

Не скажу, что у нас когда-то была традиция ходить перед Новым годом в баню. Муж, правда, старается сделать это в конце декабря, а мне обычно некогда. Но если бы в России появились такие бани, как в Китае, желающих посещать их было бы гораздо больше. Приятно ведь прийти туда, обновиться и начать новый год с чистой головой, другими мыслями, целями и желаниями.

Back To Top