Воскресенье, сен 2021
Эстонцы долго боролись за легализацию гей-браков. Как им помешала коррупция чиновников?
Год в Эстонии начался с огромного скандала. Правительство ушло в отставку после подозрений отдельных чиновников правящей партии в коррупции. По невероятному совпадению случилось это аккурат в тот день, когда парламенту предстояло утвердить проведение резонансного референдума о браке.

Новый год начался в Эстонии с огромного скандала. Правительство ушло в отставку из-за того, что некоторых чиновников правящей партии заподозрили в коррупции. По невероятному совпадению случилось это аккурат в тот день, когда парламент собирался принять решение о проведении резонансного референдума по вопросам брака. Эстонцам предстояло проголосовать за или против поправки в статью конституции, которая определяет брак как союз мужчины и женщины: тем самым решался вопрос о статусе однополых браков в стране. Теперь же представители политического истеблишмента заявляют, что коррупционный скандал — это фикция, всего лишь способ саботировать референдум. О том, как непросто утверждается толерантность в эстонском обществе, — в материале «Ленты.ру».

Сорвавшийся в Эстонии референдум об однополых браках — уже не первая попытка властей легализовать подобные союзы в Эстонии. Шаги в этом направлении предпринимались с 2006 года, но процесс шел очень медленно из-за сопротивления консервативных политиков.

60%жителей Эстонии в 2016 году выступили против однополых браков

Немало копий было сломано вокруг принятого в 2014 году «Закона о сожительстве». Документ позволяет парам, в том числе гомосексуальным, заключать так называемые «гражданские партнерства», чтобы делить имущество и кредитные обязательства, регулировать обязательства по уходу друг за другом, вступать в наследственные отношения, — то есть во многом компенсирует невозможность вступить в брак.

Фото: Timur Nisametdinov / AP

В марте 2016-го в Эстонии зарегистрировали первое усыновление детей однополой парой. Это стало возможным как раз благодаря «Закону о сожительстве», разрешившему подобную практику. Тогда же в стране был проведен социологический опрос, в ходе которого выяснилось, что больше половины жителей Эстонии выступают против того, чтобы гей-парам было дано право регистрировать свои отношения.

Особенно категорично против закона о гей-браках выступила церковь. Архиепископ Эстонской евангелическо-лютеранской церкви Урмас Вийльма напомнил, что гомосексуальные отношения — это грех.

Церковь считает, что брак — это союз мужчины и женщины, который связан Богом. Поэтому люди не вправе это менять, даже большинством голосов в парламенте

архиепископ Эстонской евангелическо-лютеранской церкви Урмас Вийльма

Очередной виток борьбы с гомосексуальными браками в Эстонии начался после марта 2019 года, когда в состав правящей коалиции в парламенте пришли радикальные националисты из Консервативной народной партии (EKRE). Они пообещали избирателям, что добьются отмены «Закона о сожительстве». Но коалиция не пошла им навстречу в этом вопросе, и тогда председатель партии Мартин Хельме, тогда еще министр финансов, предложил вынести этот закон на общенародный референдум.

Совсем другую линию отстаивает президент Эстонии Керсти Кальюлайд. Она имеет славу ярой защитницы секс-меньшинств и даже получила от них в награду знак «Радужного героя». Летом прошлого года она отказалась утвердить принятые парламентом поправки в «Закон о дипломатической службе», потому что в них нарушались права однополых союзов. Глава го.сударства выразила недовольство тем, что в поправках не был обеспечен принцип равного обращения для заключивших брак и однополых пар, зарегистрировавших совместное проживание. По мнению президента, в таком виде поправки в «Закон о дипломатической службе» противоречат конституции, поскольку не обеспечивают равные права.

Керсти Кальюлайд (в центре) на церемонии вручения значка «Радужного героя»Керсти Кальюлайд (в центре) на церемонии вручения значка «Радужного героя»Фото: страница Kersti Kaljulaid на "Facebook«Каждый день многие эстонцы борются с примитивной ксенофобией и нетерпимостью. Но и здесь все меняется», — заявила тогда Кальюлайд.

Это решение вызвало бурное возмущение националистов. Отец Мартина Хельме, тогда еще глава МВД Эстонии и основатель EKRE Март Хельме заявил, что президент злоупотребляет властью и чуть ли не нарушает конституционный строй, откладывая утвержденный парламентом закон. «Рийгикогу (парламент) сознательно, умышленно и на основе ценностного подхода не включил в закон статью о применении "Закона о совместном проживании"», — подчеркнул он и назвал всех сторонников однополых браков «фанатическими разрушителями национального го.сударства и нормальной семьи».

EKRE — не единственные противники гей-браков в Эстонии. Им сочувствуют и другие, менее радикальные партии — например, умеренные националисты из «Отечества», в числе которых глава МИД Эстонии Урмас Рейнсалу. Их тоже возмутила позиция Кальюлайд по закону о дипломатической службе.

Это вопрос ценностных установок, который вытекает из долгой истории и традиций института брака. Внесение в конституцию определения брака показало бы, что го.сударство ценит и поддерживает сильный институт семьи и брака

председатель партии «Отечество» Хелир-Валдор Сеэдер

«Из конституции не следует какое-либо требование, чтобы у лиц, заключивших в Эстонии договор о совместном проживании, были все права, какие есть у супругов», — заявил министр. Именно тогда председатель партии Хелир-Валдор Сеэдер впервые предложил внести в основной закон соответствующую поправку, чтобы точно закрепить понятие брака именно как союза женщины и мужчины.

Новый импульс тема получила, когда в октябре прошлого года основатель EKRE, министр внутренних дел Март Хельме совершил недопустимую с точки зрения политкорректности выходку. В беседе с немецким изданием Deutsche Welle Хельме призвал всех геев родной страны уехать в Швецию, где им, дескать, будет комфортнее, а референдум о признании брака союзом мужчины и женщины должен состояться.

Те люди, которые говорят, что нашего референдума не надо, — гетерофобы. Они лезут в постель к гетеросексуалам. Они лезут, а не мы лезем в их постель. Если они могут делать свою гомопропаганду, то мы можем делать и другую пропаганду

основатель EKRE Март Хельме

Это его высказывание обернулось правительственным кризисом: президент Керсти Кальюлайд и парламентская оппозиция немедленно потребовали отставки нетолерантного министра. Даже некоторые коалиционные партнеры о.судили высказывание Хельме. Споры и склоки в коалиции продолжались больше недели — и Март Хельме тогда чуть не одержал победу! Мало того что коалиция устояла и не развалилась, партнеры даже не смогли принудить главу МВД к публичным извинениям. Но покинуть пост ему все же пришлось.

Стокгольм, ШвецияСтокгольм, ШвецияФото: Michel Setboun / Corbis / Getty

По итогам переговоров главы правящих партий приняли совместное заявление, согласно которому референдум об определении брака как союза мужчины и женщины должен состояться весной 2021 года. Члены EKRE окончательно перестали стесняться в выражениях, чувствуя, что им за это ничего не будет. Они активно используют слова «гомопропаганда», «гомосексуальный дорожный каток», «гомоагенда» и другие, ввергающие в ужас политкорректную либеральную публику.

В качестве примера «гомопропаганды» эстонские правые приводят, в частности, учебник сексуального воспитания дошкольников, который, по мнению «консервативных народников», учит детей половым извращениям. Минувшим летом экс-министр торговли и информационных технологий, ныне депутат парламента Керт Кинго (EKRE) направила в несколько министерств запрос относительно этого пособия.

Когда детей четырех-семи лет делают сексуальными объектами, обращают их внимание на то, как все же здорово удовлетворять себя, а некоторые мальчики хотят носить одежду девочек, то речь ведь идет не о развитии ребенка

депутат Керт Кинго

Парламентария возмущает тот факт, что авторы учебника подняли тему секс-меньшинств и что «побуждение девочек влюбляться в девочек, а мальчиков — в мальчиков» они объясняют «жизнью в чужом теле». При этом в пособии представлены разные темы, от физиологических различий между мужчинами и женщинами и процесса зачатия ребенка до потенциально опасных ситуаций, когда речь идет о преступлениях против половой неприкосновенности детей. Более того, данное пособие предназначено не для малышей, а для педагогов детских садов.

Фото: Stephen Lam / Reuters

В декабре 2020 года Рийгикогу (парламент) Эстонии поддержал в первом чтении законопроект о проведении референдума о браках. Основной вопрос, на который предлагалось ответить утвердительно или отрицательно, сформулировали следующим образом: «Следует ли понимать брак только как союз мужчины и женщины или включить в это понятие и представителей секс-меньшинств?».

Формулировка немедленно вызвала острую полемику в обществе и в парламенте. За отмену референдума выступили 48 депутатов, за его проведение — 51 депутат. Ко второму чтению о референдуме, которое было запланировано на 13 января, оппозиционные партии подали в общей сложности около 9400 поправок. Правда, по большей части эти поправки не имели отношения к теме референдума, их смысл был лишь в том, чтобы блокировать обсуждение.

В частности, на референдуме предлагалось задать и такие вопросы: «Нужно ли в Эстонии запретить женщинам есть, прежде чем поедят мужчины?», «Следует ли штрафовать мужчину, если он до 27 лет не вступил в брак?», «Нужно ли запретить отбеливание зубов?», «Следует ли запретить в Эстонии будильники?», «Должен ли каждый эстонец хоть раз в год искупаться в ледяной проруби?»

Депутаты от Партии реформ Урмас Круузе, Антс Лаанеотс и Юри Яансон среди прочего предложили внести в список вопросов даже такой: «Было бы лучше жить в Эстонской Республике, если бы страна была в составе России?».

Неизвестно, как в итоге прошло бы второе чтение, но именно в этот день — по роковому совпадению — правительство внезапно ушло в отставку. Сотрудники эстонской Полиции безопасности (КаПо) за день до предполагаемой даты чтений предъявили подозрения в совершении преступления генеральному секретарю правящей Центристской партии Михаилу Корбу, советнику министра финансов Керсти Крахт (EKRE), предпринимателю Хиллару Тедеру и еще двум лицам.

Фото: Ints Kalnins / Reuters

Тедер и Корб подозреваются в заключении негласной договоренности: якобы первый обещал пожертвовать Центристской партии до муниципальных выборов октября 2021 года сумму до миллиона евро. Корб же, в свою очередь, обязался повлиять на мэра Таллина — своего коллегу по Центристской партии Михаила Кылварта, с тем чтобы он предоставил фирме Porto Franco возможность провести по льготной цене подъездные дороги к строящемуся в столице новому торгово-офисному комплексу. К слову, компания Porto Franco на 80 процентов принадлежит сыну Хиллара Тедера Рауно.

Советник министра финансов Керсти Крахт, в свою очередь, подозревается в том, что она за взятку в несколько сотен тысяч евро договорилась с Тедером использовать свое влияние в министерстве финансов, чтобы было принято положительное решение по заявке Porto Franco на получение го.сударственного кредита. Кроме того, Крахт якобы пообещала добиться более льготных условий выдачи кредита. На фоне этих новостей премьер-министр Юри Ратас решил подать в отставку вместе со всем своим кабинетом.

Обнародованные подозрения прокуратуры не означают, что кто-то однозначно виноват, но они неизбежно бросают серьезную тень на всех сопричастных

экс-премьер Юри Ратас

Мартин Хельме тут же выдвинул версию, что случившееся — не что иное, как диверсия политических конкурентов. Но его слова остались без внимания. После стремительной отставки правительства парламентские партии приступили к консультациям на предмет формирования нового кабинета министров. Уже понятно, что EKRE в нее не войдет — националистов вышвыривают из власти. Их спорному референдуму тоже не суждено состояться, поскольку Партия реформ под шумок все-таки добилась отмены законопроекта о проведении всеобщего опроса.

Вопрос об однополых браках стал последней каплей для противников радикальных националистов в Эстонии. В свое время EKRE победила на выборах на фоне разочарования в бывшей социал-демократической правящей коалиции и бездействия властей по вопросу наплыва беженцев. Ультраправые, бесстрашно выступавшие против общеевропейского курса на глобализацию и радеющие о своем народе, казались выходом. Но теперь, когда вопрос мигрантов решился сам собой из-за пандемии, а страна столкнулась с серьезными экономическими проблемами, оказалось, что EKRE нечего предложить, кроме маргинальной ретроградной риторики и постоянных скандалов.

Back To Top