Вторник, сен 2021
История россиянки из глубинки, которая влюбилась во Вьетнам, переехала туда и открыла свое дело
Полина никогда не собиралась уезжать из России, но одна поездка на остров Фукуок решила все. Она влюбилась в Азию, уже через месяц переехала туда и со временем открыла свой бар здорового питания. В рамках цикла материалов о россиянах, перебравшихся за границу, Наша команда рассказывает о ее жизни во Вьетнаме.

Полина никогда не собиралась уезжать из России, но одна поездка на остров Фукуок решила все. Она влюбилась в Азию, уже через месяц переехала туда и со временем открыла свой бар здорового питания. В рамках цикла материалов о россиянах, перебравшихся за границу, Наша команда рассказывает о ее жизни во Вьетнаме.

Я родилась в Ульяновской области, город Димитровград, в глубинке России. Потом переехала в Москву, выучилась и поработала в пиаре там восемь лет. Три с половиной года назад я впервые поехала в .отпуск в Азию. До этого я была в Европе, Турции и Египте, а с Азией никак не складывалось — даже в Таиланде ни разу не отдыхала.

Ехала я на «Эпизод» — фестиваль электронной музыки от создателей Казантипа. Тогда он проводился первый раз на острове Фукуок во Вьетнаме. Я поехала на три с половиной недели и… Азия меня просто забрала. Мне было так хорошо здесь, как дома. Помню, я позвонила маме и сказала ей, что наконец-то нашла свое место.

Что меня еще сразу поразило — все ниже меня. Я просто очень низкого роста и привыкла, что всю жизнь самая маленькая. Из-за этого приходилось поднимать голову, болела шея, надо было вслушиваться… А здесь я понимаю, что люди — вот они, на уровне моих глаз, и это так удобно. И они все искренне улыбаются постоянно. И вот, решение переехать сложилось из таких мелочей.

Я вернулась в Москву, но не могла ни спать, ни есть. Не могла видеть все эти здания, торговые центры, банки, хмурых людей. Хотя у меня была прекрасная съемная квартира, где я жила с подругой душа в душу, хорошая машина, работа мечты, я все равно ходила как в тумане.

Буквально через месяц я вернулась на Фукуок, уже с деньгами. У меня здесь не было ни друзей, ни знакомых, ни работы, ничего. Просто приехала на голом энтузиазме, поселилась здесь и живу

В самом-самом начале я устроилась гидом, и была единственным русским гидом на острове. Но тогда, к слову, не было большого туристического потока, и был в этом свой кайф. А потом уже сюда начали возить россиян большие русские туристические фирмы пакетными турами. И вот тогда я поняла, что надо уходить, потому что эти туристы могли меня съесть с потрохами за пять долларов.

Тогда я ушла на фриланс и начала организовывать мероприятия и придумывать рекламу. Меня брали на проектные работы: организовать конференцию, попиарить какой-нибудь ресторан, отель или курорт.

Год назад, после того как я вернулась с каникул из России, я задумалась, чем я правда хочу заниматься. Как раз начинался новый сезон, и я поняла, что не хочу больше работать на кого-то. В тот момент у меня здесь очень хорошо шли продажи самодельного варенья из местных фруктов — мне нравилось его делать, это мое хобби.

Я экспериментировала со вкусами: не просто манго, а манго-ананас, не просто папайя, а папайя-тыква, а еще с минимумом сахара, и не простым, а кокосовым или тростниковым. Все русскоязычные, особенно старички, были в восторге и говорили, что мое варенье их просто спасало: появилось наконец-то с чем есть блинчики и оладьи, да и просто пить чай по русской традиции.

В общем, я поняла, что люблю сладенькое, люблю радовать людей, и решила создать свое заведение. Сначала была идея открыть стрит-фуд, то есть не кафе, а какую-то точку, фургончик, и продавать там смузи-боулы. Это очень модный завтрак, особенно на Бали. Готовится так: смесь замороженных фруктов и молока взбивается в блендере, по консистенции получается что-то между мороженым и смузи. Самое интересное, конечно, украшение сверху: орешки, кокосовая стружка, семена льна, кусочки фруктов. Поначалу думала, что буду подавать только смузи-боулы, потому что здесь, на острове, их вообще никто не делает.

Сначала казалось, что все классно. А потом начала продумывать детально и поняла, что идея с фургончиком не очень. Как я, например, буду мыть блендеры? Не в тазиках же сидя на корточках, как вьетнамцы.

В итоге все как-то само решилось. Мне кажется, остров — магическое место, потому что, когда ты здесь чего-то желаешь, достаточно лишь думать об этом, и оно тебе само придет на блюдечке. Я даже не искала место, мне показала его моя вьетнамская подруга. Ценник меня устроил, здание было маленьким и уютным, почти то, что я хотела.

Дизайн я разработала сама, мне было важно сделать что-то яркое и необычное. Так как Фукуок я знаю хорошо, я прекрасно понимала, какого цвета здесь не хватало — розового. Я осознанно выбрала розово-воздушный дизайн бара. Да, таким образом я отсекла часть клиентов, зато ко мне приходят открытые, приятные и творческие люди. И я очень этому рада.

В итоге бар я обустроила буквально благодаря друзьям. Одна девочка принесла красивую гирлянду, которая ей не нужна, а сюда прекрасно вписалась, другой мальчик подарил огромную колонку. В общем, собрали всем миром, спасибо моим ребятам. В итоге тут так атмосферно, что даже в пандемию клиенты продолжают ко мне ходить.

Был момент, когда вообще все на нашей улице закрылись из-за пандемии, а мы не могли, потому что люди постоянно писали: можно мы приедем, можно мы что-то с собой возьмем. Хорошо, ждали их, встречали, но говорили, что только навынос. Они расстраивались, собирались уходить, мы отвечали: ну ладно, сидите, ешьте, только маски не снимайте. А люди видели, что мы принимаем, приходили, в итоге все столики были заняты

Так и работали с прикрытыми дверками, было очень страшно. Были моменты, когда у входа полно мотобайков, внутри толпы белых людей, и я думала, что сейчас приедет полиция, и нам кирдык. Я не знаю, как нас пронесло. Мне потом объяснили, что из-за того, что мое заведение очень маленькое, гораздо меньше остальных, полицейские могли подумать, что это просто мой домик, а ко мне приезжают мои друзья.

К здоровому питанию я стремилась с детства: как-то так сложилось, во многом благодаря маме. Но окончательно я осознала, что это для меня важно, когда открыла бар. Я нашла свою нишу, все мои блюда sugar free, то есть без сахара.

В Азии это особенно актуально: здесь люди пьют не кофе со сгущенкой, а сгущенку с кофе, все приторно-сладкое, везде очень много сахара. Разница между моими смузи и смузи из стритфуда очевидна: они берут половину манго, лед, сгущенку, две ложечки сахара и молоко, а я — полтора манго и все.

Молоко я тоже больше использую растительное (соевое или кокосовое), а не коровье. Кокосовое у меня самодельное, домашнее, из черных кокосов. Соевое тоже пытаюсь заказывать домашнее. Для меня важно хорошее самочувствие моих гостей, их настроение. Самое большое удовольствие — видеть, как хмурые клиенты от моей еды веселеют и идут дальше летящей походкой.

Фото: @hollypollyphuquoc1/5

Для себя и своих друзей я из России заказываю аптечную ромашку. Она очень помогает, потому что люди здесь часто травятся. И дело не в том, что продукты плохие, просто наш организм плохо к ним приспособлен.

Ну и люди, бывает, жадничают. Приезжают сюда и набрасываются на кальмаров, на морских ежей. В одном морском еже суточная норма йода, а человек их съедает по 20-30 за раз, ему вкусно. Потом он страдает от переизбытка йода, я пою его чаем с ромашкой и мятой, и ему становится легче.

Поначалу, когда я приехала сюда, общаться было непривычно. У меня хороший английский, а вот местные говорят на нем на уровне первоклассников, и это еще хорошо, если говорят хоть так. Но сложно не было, потому что я считаю, что если хочешь что-то объяснить человеку, то объяснишь. Я показывала руками, получалась своеобразная игра в крокодила.

Когда я приехала, я выписала себе несколько базовых слов на вьетнамском: здравствуйте, спасибо, пожалуйста. Мне кажется, важно знать эти слова, когда живешь в стране. Все-таки я не в Англии и не в Штатах, чтобы здороваться и благодарить по-английски. И я не понимаю тех, кто злится, что не все вьетнамцы говорят на английском или плохо его знают. В этом нет смысла, они и не должны его знать. Нужно уважать их культуру и язык.

Еще при общении с вьетнамцами очень важно сохранять хорошее настроение, потому что они психологи еще те. Улыбка во Вьетнаме решает все. Если они видят, что ты не улыбаешься, что ты угрюмый и злишься, то все. Им неинтересно, они тебе не помогут, им не хочется. А если они видят, что ты ничего не понимаешь, но тебе смешно, ты улыбаешься, они отдадут тебе свое сердце, помогут, будут допытываться до сути твоей проблемы

Я никогда не видела, чтобы вьетнамец махал рукой и забивал на тебя, они до последнего пытаются помочь, убедиться, что все хорошо. Самоотдача у них фантастическая. Ну и мы в современном мире живем, гугл транслейт никто не отменял. Мой совет: не пытайтесь переводить сложные предложения, просто введите несколько слов, даже не склоняйте их. Тогда будет понимание чуть-чуть получше.

Сейчас я уже немного владею вьетнамским, на элементарном, бытовом уровне. Я два раза в день езжу на рынок закупаться, и там вполне могу поговорить с продавцами. Их шуточки я уже понимаю.

Когда начинаешь близко дружить с вьетнамцами, в какой-то момент они начинают казаться немного жестокими: могут сказать что-то резкое или подсыпать соли на рану. Например, моя подруга знает, что мне что-то не нравится, и может подлить масла в огонь. И она это делает не со зла, она наблюдает, смотрит, какой я человек. И если начать злиться, они ничего не скажут, но тихо сделают выводы, кто ты, как ты устроен. А если ты сохранил спокойствие, понимают, что ты не заморачиваешься, ты легкий, ты свой.

Самое главное для них — это семья, за что я их очень уважаю. Для вьетнамца нет ничего важнее семьи. Ни деньги, ни мотобайки, ни караоке, которое они так любят. А вьетнамская семья — это не три человека, а 103. Они не отсоединяются друг от друга: бабушки, дедушки, дяди, тети, троюродные сестры и братья…

Некоторые улицы принадлежат только одной семье. Фукуок, на самом деле, это восемь-десять семей. Это большая деревня, найти кого-то вообще не проблема. Я это очень уважаю, мне кажется, семейственности не хватает западной культуре. Поэтому, кстати, на Фукуоке спокойно и почти нет преступности: не будешь же воровать байк у брата. Мы на острове, тут все на виду.

Есть тут такие дедушки, которые целыми днями сидят на перекрестках, пьют кофе и просто тихо смотрят за всем происходящим. А если потом их родственнику полицейскому понадобится информация, они тут же все расскажут.

Огромное заблуждение, что вьетнамцы бедные. Стоит 15 минут посидеть в местном банке — и вдруг увидишь, как заходит вьетнамская бабушка, одетая совершенно обычно, и несет баул, полностью заполненный деньгами. И таких бабушек там полно

Это, конечно, не ее деньги, это деньги семьи. Но представьте: семья из 50 человек. Ладно, 20 из них не работают, дети и старики, но 30 остальных зарабатывают. И это не их зарплаты, а деньги семьи. И суммы получаются астрономические.

Плюс обязательно есть семейное дело: магазинчик, кафешечка. Они все здесь "бизнесмены, и это мне тоже нравится. Азиаты и правда материалисты, деньги для них значимы, они понимают, что без них не прожить. Но выше семьи они деньги не поставят никогда.

Фото: Peter Schickert / Legion-media.ru1/4

У меня никогда не было каких-то проблем с ведением "бизнеса, потому что я не составляю конкуренцию вьетнамцам. Подавляющее большинство моих посетителей — иностранцы. Ко мне захаживают и вьетнамцы, но не местные, а туристы из Ханоя и Хошимина, более современные, интересующиеся здоровым питанием. На Фукуоке повелось, что иностранцы ходят к иностранцам, а местные — к местным. Я даю работу местным, так что меня приняли без проблем, даже поддерживали.

Мои вьетнамские подруги подсказали, когда лучше открывать бар: они тут все высчитывают по солнцу и звездам, составляют гороскопы, без этого никак. Перед открытием устроили тут ритуал: установили какие-то тотемы, свечи, молились, просили духов мне помочь. Отнеслись очень серьезно.

К слову, во всем Вьетнаме особая религия, даже не буддизм, а что-то спиритическое. Все общаются с духами умерших бабушек и дедушек, держат с ними связь. Сама я жгу шалфей — я верю, что это помогает очистить ауру заведения, сохранить непринужденную и легкую атмосферу, убрать негатив. Стараюсь делать это каждый день.

Во Вьетнаме я успокоилась, поймала дзен, можно сказать. Порой действия вьетнамцев невозможно понять, особенно на дороге. Водят они очень своеобразно, на дорогах царит хаос. Поэтому, когда я возвращаюсь в Москву, мне так нравится стоять в пробках. Они меня больше не бесят. Раньше меня из-за них трясло, а теперь я понимаю, что там еще все очень упорядочено: человек мигает поворотником, человек поворачивает.

Вьетнам научил меня не беситься. Поскольку, чтобы общаться, а тем более работать с местными, нужно огромное терпение. Помню, когда работала гидом с вьетнамским водителем, говорила ему свернуть налево, а он ехал направо. И злиться или бурно реагировать на это бесполезно, только потратишь свою энергию. Поэтому я теперь все принимаю как должное

Я очень скучаю по культурной жизни — музеям и театрам. Мне не хватает и мест для прогулок: парка или длинной красивой набережной. Я очень люблю кататься на роликах, а здесь негде этим заняться. Долгое время я страдала без кинотеатра, но потом заказала домой огромное кресло и проектор, и отпустило.

Фото: KURLIN_CAfE / Legion-media.ru1/3

В Россию стараюсь ездить каждый год, чтобы семью повидать, погулять по родным просторам. Но все же здесь я нашла себя. В Москве было много фальши и наигранности. Там жизнь по правилам, в системе: берешь ипотеку, покупаешь квартиру, если путешествуешь два раза в год, уже хорошо. Но при этом люди не чувствуют и не видят себя и своих желаний.

А на Фукуоке оказываешься наедине с собой, начинаешь чувствовать, чего правда хочешь. Мне кажется, это потому что отрываешься от рутины и смотришь на себя по-другому. К слову, здесь я перестала есть мясо. Просто поняла, что всю жизнь его и не особо хотела, а ела лишь потому, что все вокруг его едят.

Я не планирую будущее, потому что с переездом сюда поняла, что все планы в одночасье могут полететь к черту. Я никогда не мечтала уехать из России или жить у моря, но вот, я здесь. Поэтому я решила отдаться этому течению жизни. Хотя желание двигаться дальше есть — хочу открыть сеть своих баров по всему Вьетнаму, здесь столько прекрасных городов. Но пока мне хорошо на Фукуоке, я останусь здесь.

Полина рассказала свою историю блогеру и экскурсоводу Екатерине Малевой. Истории переехавших, с которыми она побеседовала, можно посмотреть на ее канале на YouTube и почитать в Instagram.

Больше историй о жизни россиян, переехавших в другие страны, — в сюжете «Русские за границей». Если вы хотите рассказать свою историю, отправляйте письма на электронный ящик Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.
Back To Top