Четверг, июнь 2021
Как украинка бросила работу на заводе и стала звездой советского подиума
Украинка Людмила Шишлова, одна из самых востребованных манекенщиц киевского Дома моделей 1960-1970-х годов, начинала свою трудовую жизнь копировщицей на авиазаводе. Но красота и природное обаяние проложили ей путь на подиум. Рассказ о Людмиле Шишловой продолжает серию статей «Ленты.ру» о судьбах советских моделей.

Украинка Людмила Шишлова, одна из самых востребованных манекенщиц киевского Дома моделей 1960-1970-х годов, начинала свою трудовую жизнь копировщицей чертежей на авиазаводе. Но красота и природное обаяние проложили ей путь на подиум. Рассказ о Людмиле Шишловой продолжает серию статей «Ленты.ру» о .судьбах советских моделей.

Людмиле Шишловой, как и многим ее современницам — советским моделям, выпало непростое детство: оно пришлось на годы Великой Отечественной. После войны девушка окончила школу и поступила в авиационный техникум — училась на копировщицу чертежей. Не самая высокооплачиваемая, но достаточно уважаемая работа.

Оборонные предприятия, или оборонка, в которую автоматически входили все авиазаводы, были приоритетным направлением промышленности в Советском Союзе. Их работники считались передовыми советскими тружениками — даже если они были не рабочими в цеху, а служащими в конструкторском бюро. Люда получала неплохую для молодой девушки зарплату и могла со временем рассчитывать на прибавку к жалованью и получение по очереди заводской квартиры — лет через двадцать.

Девушка жила жизнью обычной советской чертежницы — только очень красивой. Люда была брюнеткой с роскошными, как у гоголевской Оксаны, темными косами. Когда она окончила школу, в моду вошли короткие стрижки, которые Людмиле с ее густыми волосами тоже очень шли. Она следила за своей внешностью: регулярно ходила в парикмахерскую, делала маникюр. Именно это обыкновение определило ее дальнейшую жизнь.

Как-то в 1962 году молодая чертежница забежала сделать маникюр и разговорилась с соседкой примерно своих лет. Пока маникюрши обрабатывали их изящные пальцы, новая знакомая рассказала Людмиле, что работает манекенщицей в Доме моделей. Довольно экзотическая работа для советской девушки. Шишлова заинтересовалась и расспросила манекенщицу, в чем состоят ее обязанности, а та, в свою очередь, присмотрелась к Людмиле и сказала, что у нее есть все шансы попробовать себя в этом занятии и оценить его на собственном опыте.

Работа чертежницы, при всей ее полезности для оборонной промышленности, все же не слишком вдохновляла молодую девушку. Людмила Шишлова была не робкого десятка, сознавала, что хороша собой, не стала стесняться и отправилась в Дом моделей на улице Ленина (теперь эта улица в Киеве, разумеется, переименована).

«Смешно так получилось, — рассказывала позже Людмила Сергеевна в одном из .интервью. — Я зашла в Дом моды, кто-то из персонала принял меня за модель и попросил примерить одежду и показать ее на подиуме модельерам. В общем, в тот день я переоделась раз десять. Спустилась со сцены — мне сразу дают деньги за показ. Я опешила, говорю: "Да что вы, не надо". В общем, меня сразу взяли».

Фото: Лев Устинов / РИА Новости

Отбор был довольно строгим: в Киеве, столице второй по значимости республики СССР, было много красивых молодых женщин, желающих ходить по подиуму и позировать для журналов. На кастинге (в Союзе эта процедура, конечно, называлась иначе) прежде всего оценивали параметры фигуры модели.

Они должны были непременно соответствовать стандартным размерам по тогдашнему советскому ГОСТу: 44 (объем груди 88, талии 70, бедер 94 сантиметра), 46 (92, 74 и 98 сантиметров) и 48 (96, 78 и 102 сантиметра).

Это объяснялось тем, что никто не занимался специальной подгонкой вещей под конкретную модель: одежду демонстрировали на подиуме, и удачные вещи сразу запускали в производство

Людмила отвечала всем нужным критериям. Но, по словам Шишловой, уйти с завода сразу не получилось, и за нее хлопотал лично руководитель отдела кадров Дома моделей, договариваясь о переходе девушки из общественно важной сферы деятельности в «легкомысленно-развлекательную». Конечно, такая невероятная версия начала карьеры выглядит слишком сказочно. Но так или иначе, в 1962 году началась карьера советской модели Людмилы Шишловой, продлившаяся 20 лет.

Как и все манекенщицы в Советском Союзе, Шишлова много работала: у моделей был такой же рабочий день, как у чертежниц на авиазаводе, — с девяти до шести, восемь часов с перерывом на обед. Получали они при этом не так уж много денег. В одном из номеров журнала «Радянська жінка» («Советская женщина») за 1969 год была статья о тогдашних моделях: «Они не исповедуют того культа манекенщиц, который существует на Западе, где наперебой демонстрируют прелести фигуры. Наши манекенщицы — труженицы».

Зарплата демонстратора одежды (так именовалась должность манекенщицы в трудовой книжке) варьировалась в зависимости от разряда. Ставка пятого разряда (самого высокого, свидетельствующего о квалификации и востребованности) составляла 90 рублей (при зарплате вчерашнего выпускника вуза в 110 рублей). Демонстраторы третьего разряда могли рассчитывать на ставку в 67 рублей — столько получала уборщица.

Фото: Валерий Шустов / РИА Новости

Отдельно оплачивалась съемка для журнала мод. По словам Шишловой, за эту работу ей платили 100 рублей. На эти деньги можно было купить заграничные джинсы из-под полы у фарцовщика или спекулянта. Однако съемки в журналах были непостоянным заработком: журналов было мало, манекенщиц — много. Допускалось совместительство, но при полном рабочем дне такую работу было сложно найти, а квалифицированную — практически невозможно.

Условия работы были тоже непростыми. «Примерка могла длиться более часа, — рассказывала Шишлова в том же .интервью. — Помню, у корифея украинской моды Мэпена я простояла два часа. Он усовершенствовал воротник пальто. От усталости я упала в обморок»

Другой проблемой было отсутствие визажистов. Прически манекенщицам в киевском Доме моделей делали профессиональные парикмахеры, а вот маникюром и макияжем они должны были заниматься сами. Людмила, как и все ее подруги, освоила совсем непростую науку быстро и хорошо краситься дешевой советской косметикой низкого качества. Иногда в ход шли даже детские цветные карандаши — вместо контура для губ. Импортная косметика была страшным дефицитом и стоила заоблачных денег.

Девушкам хотелось красиво одеваться, но родной Дом моделей ничем не мог им помочь. В отличие от Запада, где модель после дефиле получала в подарок от дизайнера или модного дома что-то из представленных ею вещей, в СССР такой практики не было. Более того: манекенщицам не разрешалось даже выкупить понравившуюся одежду: она доставалась представительницам истеблишмента, женам партийных бонз, профсоюзным активисткам, певицам, актрисам и прочей советской элите.

Дом моделей не был в состоянии даже обеспечить девушек нормальными туфлями по размеру для показов. «Я ходила в обуви на два размера меньше, — вспоминала Шишлова. — Приезжаешь, а другого нет. Глаза на лоб лезут, и идешь улыбаешься. Ноги были все в мозолях». Свои туфли на подиуме не носили, да и купить хорошую заграничную пару было не так-то просто.

Красивые модели часто становились объектом ухаживаний: как своих ровесников, детей номенклатуры, так называемых мажоров, так и высокопоставленных и состоятельных людей, которые, несмотря на декларируемые в СССР высокие моральные нормы, не прочь были поразвлечься с привлекательными девушками.

Однако Шишловой все эти сомнительные приключения не грозили. «У меня не было кокетства, а только кокетливые девушки пользовались вниманием у ребят. А если ты как стена, никто не будет реагировать, даже если это стена расписная», — рассказывала она

Однако даже высоконравственной Людмиле не удалось полностью избежать докучных приставаний. В .интервью она рассказывала, что ее адрес каким-то образом стал известен молодому человеку, пребывающему в местах не столь отдаленных. Он уговорил свою мать стать посредницей в его «ухаживаниях». «Я не могла прийти спокойно в Дом моделей, потому что там меня поджидала его мама. Просила написать ее сыну письмо», — жаловалась позже Шишлова.

Однако этот неприятный инцидент не помешал модели встретить свою любовь — молодого спортсмена, мастера спорта по имени Валерий. Он оградил возлюбленную от докучливых поклонников, сделал девушке предложение, и они стали мужем и женой. Брак продлился куда дольше, чем двадцатилетняя модельная карьера Людмилы.

Людмила Шишлова Людмила Шишлова Фото: А.Яремчук / СЕГОДНЯ.ua

Впрочем, бывшая советская модель благодарна .судьбе за свою карьеру: она дала ей возможность путешествовать по всему СССР, что мог себе позволить далеко не каждый советский человек. Заграничных поездок в период работы в киевском Доме моделей на ее долю не выпало: «выездными» были в основном ее коллеги из Москвы.

После окончания карьеры Шишлова надолго утратила интерес к миру профессиональной моды. Современные дефиле ей не нравятся. В годы ее молодости показы были содержательнее, иногда превращались в спектакли, во время которых ведущие читали стихи. «На показе в Москве, — вспоминала Людмила Сергеевна, — ведущая читала стихи "С любимыми не расставайтесь". В это время по подиуму шли две женщины средних лет и один мужчина. Зрительницы плакали — каждая о своем».

Однако в последние годы об экс-модели вспомнили представители украинского фэшн-"бизнеса. Три года назад ее пригласили в жюри международного конкурса профессиональных моделей «Лучшая модель Украины-2017». Сейчас бывшая манекенщица появляется на телевидении и дает .интервью.

Back To Top