Пятница, июль 2021
«Вечная жертва»: устала постоянно спасать свою мать
«Вечная жертва»: устала постоянно спасать свою мать

Первые воспоминания о родителях — их постоянные ссоры и мамины слезы. Происходило это всякий раз, как отец напивался, — любая мелочь могла вывести его из себя. Я уходила в свою комнату, падала на кровать и зажимала уши руками. Ненавидела отца, хотя меня и моего младшего брата он никогда не трогал. Когда мне исполнилось тринадцать, первый раз вступилась за маму. Кинулась на него со стулом и сказала, что если он подойдет к нам близко — ударю. Он только выругался, но меня не тронул.

Помню, мы с мамой вышли на улицу, и я впервые спросила — почему она с ним не разведется? Ее ответ меня поразил. Она ответила, что он без нее пропадет. «А мы пропадем с ним», — подумала я. С отцом я с тех пор почти перестала разговаривать. Он демонстративно делал вид, что не замечает меня, и мог лишь кинуть вслед что-то оскорбительное. Я не обращала внимания, но сказала, что если он хоть раз тронет мать — иду в полицию. Сама старалась как можно меньше времени проводить дома, ночевала у подружки. А потом стала жить у бабушки.

Однажды пришла домой и увидела, что у мамы след от удара на ноге. Я спросила ее, что случилось. Она ответила, что упала. Я ей, конечно, не поверила. Отца не было дома, и я стала умолять ее, ради меня и брата, собрать вещи и уйти к нашей бабушке. Мама расплакалась и сказала, что отец — наша семья, его нельзя оставлять. Тут уже я плакала, кричала, что не могу видеть, как она калечит жизнь и себе, и всем нам. До сих пор помню ее глаза побитой собаки, которая постоянно ждет удара. У меня сжималось от этого сердце, но одновременно я была в ярости. «Хочу, чтобы он сдох», — сказал я тогда про отца.

Я рано стала самостоятельной — подрабатывала уже в старших классах школы, потом училась на вечернем и продолжала работать. У меня появился поклонник, мужчина старше меня, который помогал. Меня это устраивало, я получила возможность быстрее встать на ноги и убедить наконец маму уйти от спившегося отца и жить со мной. Мой брат, к сожалению, пошел по папиному пути, и маме стало совсем тяжело.

Мне больно оттого, что она до сих пор говорит о своем муже с сочувствием. И вообще у мамы все — хорошие, несчастные, запутавшиеся. Деньги, которые я ей даю, она стала передавать брату-алкоголику. И я поняла: неслучайно отец над ней издевался — она это позволяла. Она ведет себя как постоянная жертва обстоятельств. Сначала ее использовал муж, теперь это делает сын. Любой человек может сесть ей на шею. Она считает, что мы вечно кому-то должны. И я постоянно вынуждена ей помогать. Даже на работу сейчас сама ее устраиваю. Я устала от этого. Хочется встряхнуть ее и спросить: кто же из нас кому мать?

Back To Top