Sidebar Menu

Четверг, апр 2021
Тайны древности: почему волосы боялись обрезать и хранили пряди у сердца
Тайны древности: почему волосы боялись обрезать и хранили пряди у сердца

В современном мире мы относимся к нашим прическам куда проще, чем несколько веков назад, и не боимся ножниц. Хотя, может быть, зря? Ведь находятся люди, готовые платить за пряди выдающихся личностей огромные деньги, веря, что они несут в себе дух человека.

О том, какие силы таят в себе волосы, зачем из них делали кольца, кулоны и картины, в своей книге «Волосы. Всемирная история» рассказал профессор Курт Стенн. Он изучает волосы уже более 30 лет! Редакция Wday.ru публикует отрывок из книги ученого.

25 октября 2007 года аукционная галерея «Наследие» в Далласе продала прядь черных волос, срезанную с головы Че Гевары. Участник аукциона Билл Батлер, торговец книгами, заплатил за реликвию невероятную цену — $119500 (8,8 млн рублей). Батлер сказал, что ему хотелось добавить частичку революционного лидера к своей коллекции сувениров 1960-х годов. В том же году, только чуть раньше, этот аукционный дом продал прядь волос президента Авраама Линкольна за $11095 (818 тысяч рублей) и прядь волос генерала-конфедерата Джеба Стюарта за 44812 (3,3 млн рублей).

Волосы знаменитых людей ценятся дорого. Но почему? Для коллекционеров волосы несут в себе дух человека, которому они принадлежали. Получив в свое распоряжение эти пряди, коллекционеры обретают частичку этого человека. Во многих культурах как в прошлом, так и в настоящем считается, что волосы таят в себе жизненную силу их обладателя.

В мифологии и культуре есть упоминания о духах, которые живут в волосах, соединенных с телом или отделенных от него. К примеру, в греческой мифологии Мнемозина, мать девяти муз, хранила воспоминания в своих очень длинных волосах. В Библии сила Самсона заключалась не в мышцах, а в волосах, поэтому, когда любовница отрезала их, он потерял всю силу и обрел ее вновь только после того, как отросли волосы.

Во многих культурах как в прошлом, так и в настоящем считается, что волосы таят в себе жизненную силу их обладателя. В японской традиции сила борца сумо находится в его волосах. В знак окончания его спортивной карьеры во время церемонии ухода из этого спорта сумоисту отрезают волосы.

Многие верили, что сущность человека связана с его волосами. Было широко распространено убеждение, что любое повреждение волос, даже срезанных, может причинить вред телу. Именно поэтому представители западноафриканской народности йоруба защищают свои срезанные волосы, чтобы обитающий в них дух не попал под влияние злодея, который сможет его эксплуатировать.

В фольклоре многих народов есть истории о колдунах или колдуньях, которые наносили любовный отвар на волосы, чтобы обольстить человека. Волосы также приносили в жертву богам. Японские женщины отдавали пряди своих волос в храм, чтобы их возлюбленные вернулись домой невредимыми, а современные индийские женщины отдают свои волосы в храм, чтобы искупить грехи.

Люди с давних времен хранили волосы как сувенир или религиозную реликвию, но особенно популярной эта традиция стала во времена гражданской войны в Англии после казни короля Карла I. Люди, поддерживавшие короля, носили пряди волос казненного монарха в украшениях в знак траура и как декларацию своих политических пристрастий. Вскоре традиция распространилась по всему королевству, и многие начали носить подобные украшения в знак траура по умершим любимым людям.

Эти украшения — memento mori (латинское выражение, означающее «помни о смерти») — обычно представляли собой золотой медальон на черной бархатной ленте. Медальон имел форму одного из символов смерти. К примеру, это мог быть гроб, скелет, песочные часы или заступ могильщика. В центре медальона было выгравировано имя усопшего. Внутрь медальона помещали прядь волос.

Одной из самых знаменитых сторонниц традиции memento mori была английская королева Виктория. Она была счастлива в браке, что весьма необычно для монархов. Ее супруг, принц-консорт Альберт, герцог Саксен-Кобург-Готский, был хорошо образован. Новатор, прогрессивный ученый, он был незаменимым советником королевы. Когда он умер в 1861 году, Виктория погрузилась в долгий и глубокий траур. Хотя она так и не смогла полностью оправиться от потери, королева нашла некоторое утешение, сохранив пряди волос Альберта, которые носила в медальонах, подвесках и кольцах.

Возможно, вдохновленные примером королевы Виктории американские женщины в XIX веке ценили духовные свойства волос. Они использовали срезанные пряди волос как символ дружбы, любви, траура и семейных уз. Волосы любимых оставались все время с ними в повседневной жизни благодаря украшениям. Пряди волос помещали в рамку под стекло и вешали на стену, а также хранили в альбомах на письменном столе или на полке.

Марта Вашингтон, большая любительница подобных украшений, срезала пряди волос у гостей и помещала их в медальон или под стекло. У Эбигейл Адамс, жены второго президента США Джона Адамса, была брошь и булавка, в которой хранились ее собственные волосы, волосы мужа и сына, Джона Квинси Адамса, шестого президента США. Поэт Викторианской эпохи Роберт Браунинг носил золотое кольцо с переплетенными прядями волос его самого и его жены. На кольце была выгравирована надпись «Ба» и слова «Благослови тебя Бог, 29 июня 1861». В этот день умерла его жена Элизабет Баррет Браунинг.

Но пряди волос издавна символизировали нечто большее, чем просто дружбу, семейные связи или траур. Обмен волосами имел особое значение в романтических отношениях. В некоторых случаях, когда застенчивый молодой человек просил у девушки прядь волос, это было начало предложения о замужестве. Но некоторые ловеласы, у которых и в мыслях не было жениться, хранили пряди волос как символы своих побед.

Женщины использовали волосы как инструмент обольщения. Леди Каролина Лэм афишировала свою то пылающую, то затухающую связь с лордом Байроном, послав ему прядь своих лобковых волос в золотом медальоне с миниатюрным портретом Байрона. История не сохранила сведений о том, что он сделал с этим подарком, но мы знаем, что вскоре после этого Байрон прекратил отношения с Каролиной.

Пока отношения развивались, мужчина или женщина с гордостью хранили волосы друг друга. Но как только страсти утихали, подаренные волосы приобретали другой аспект. Вспомните стихотворение «Погребение», написанное в 1633 году британским поэтом Джоном Донном. В этом стихотворении отвергнутый возлюбленный просит тех, кто будет готовить его тело к похоронам, не задавать ненужных вопросов и не трогать талисман из пряди волос, надетый на его руку. Эта прядь волос была подарена женщиной, которая теперь его отвергает. В последней строчке герой мрачно добавляет: «Ты не спасла меня, / За это часть тебя я погребаю». Для отвергнутого влюбленного эти волосы больше, чем символ его любви. Это реальная часть женщины, и он мстит ей.

В середине XIX века спрос на поделки из волос разросся до такой степени, что многие женщины обратились за помощью к художникам. Появление в этой области профессионалов привело к тому, что это искусство стало более доступным, а послания стали менее личными и более коммерческими. Но дешевле подобные сувениры не стали. Тем, кто покупал профессионально сделанные украшения из волос, удовольствие обходилось дорого.

В номере журнала Godey’s Magazine and Lady’s Book за 1855 год можно увидеть рекламу траурных ожерелий по цене от 4 до 7 долларов за штуку. И это в то время, когда средний показатель личного богатства на душу населения в США был чуть больше 300 долларов. К концу XIX века интерес к украшениям из волос угас, частично из-за того, что у женщин появились другие возможности для выражения чувств, и частично из-за появления фотографии — нового способа сохранить свое изображение. К началу XX века memento mori совершенно вышли из моды, их считали мрачными, сентиментальными и просто-напросто старомодными.

Самая большая коллекция украшений из волос этого периода находится в городе Индепенденс, штат Миссури, в простом одноэтажном кирпичном здании. В Музее волос три большие комнаты. Экспонаты висят на стенах или выставлены в больших шкафах-витринах. Основательница музея Лейла Коун, в прошлом владелица салона и парикмахер-стилист, начала собирать произведения из волос более 60 лет назад, когда по дороге в обувной магазин в витрине антикварного магазина она увидела венок из волос в рамке. Деньги, предназначенные для покупки обуви — 135 долларов, были потрачены на покупку композиции из волос. Коун продолжала собирать коллекцию, приобретая произведения из волос при каждом случае: на распродажах антиквариата, на аукционах, на «гаражных» распродажах и «по наводке».

В коллекции Лейлы Коун есть скульптуры из волос и многочисленные разнообразные украшения, в которые вставлены волосы. Это часы, серьги, медальоны, подвески, кольца, броши и булавки. Самые крупные экспонаты — композиции-венки из волос.

Наиболее типичным экземпляром является первое приобретение Коун. Это композиция, заключенная в золотую раму, из белокурых волос, заплетенных в косу и уложенных в виде подковы, и прядей в виде листьев, местами прикрывающих эту подкову. Ее следовало повесить на стену. На обороте сохранилась надпись «От мамы и папы». Такие композиции были очень популярны. Как правило, каждый член семьи отдавал один «лист», сделанный из его волос, а затем художник писал рядом с таким «листом» имя человека и его семейные связи. Получалось своеобразное генеалогическое древо. После того как все члены семьи вносили свою лепту в это творение, художник замыкал круг, чтобы закончить венок.

В последние годы новое поколение скульпторов начало использовать волосы как средство выражения, далекое от memento mori прошлого. Большинство людей спокойно относятся к шерсти животных, использованной в произведении искусства, но и человеческие волосы стали неотъемлемой частью художественного творчества. В отличие от бумаги, дерева, краски, глины, камня, бронзы, металла и пластмассы человеческие волосы — «продукт» живого, думающего, смеющегося и плачущего человеческого тела. Поэтому использование волос как материала вызывает вопрос: кто отдал свои волосы и почему?

Волосы в искусстве используют по-разному. Один из базовых способов демонстрирует художница Алтея Мерфи-Прайс, создающая объемные композиции из волос. Терри Бодди воспринял несколько буквально идею, что волосы могут «говорить», и создал слова, в которых буквы сделаны из волос. В работе Бэбс Рейнгольд «Вопрос красоты» выцветшая фотография ребенка соседствует с золотистой прядью волос того же ребенка, акцентируя контраст непостоянства жизни и вечности волос. В своей работе «Без названия 1990» Том Фридман представил свои лобковые волосы, запаянные в простой белый кусок мыла. А художница Сания Кларк вплела африканские волосы в ткань флага Конфедерации и домашнее кресло, подчеркнув присутствие африканцев в структуре общества того времени.

Back To Top