Четверг, авг 2021
Угрозы насилием и звонки из тюрьмы: истории россиянок, переживших порноместь
Иногда нюдсы, предназначавшиеся конкретному человеку, оказываются в публичном доступе — так бывшие любовники мстят друг другу за прошлые обиды, угрожают и пытаются манипулировать. В 90 процентах случаев жертвами такой мести становятся женщины. Наша команда собрала монологи россиянок, которые пережили порноместь.

Интимные фотографии россиян попадают в сеть миллионами. Иногда это происходит по их воле, как каждый нюдсочетверг в Twitter, иногда — по воле бывших любовников или просто знакомых. Так мстят за обиды, угрожают и пытаются манипулировать. В 90 процентах случаев жертвами такой мести становятся женщины, причем часто они могут даже не знать, что бывший снимал их обнаженными. Наша команда собрала монологи россиянок, которые пережили порноместь.

Юлия, 22 года:

Это сделал объект моей подростковой влюбленности, с которым я ходила в кино, играла в видеоигры и на гитаре, держалась за ручку да целовала в щечку около полугода. Мне было пятнадцать, ему восемнадцать. В какой-то момент мы обменивались хентаем, а потом селф-мейд-нюдсами. Поменялись и поменялись, забыла про это дело, но после этого он начал активно меня склонять к сексу, а мне не хотелось. Сначала пыталась мягко отказать. Вроде даже получилось, но после этого начались ссоры и упреки в нелюбви.

В результате он отправил меня в черный список, а потом мне начали приходить сообщения с фейковых страниц от незнакомых мужчин с предложениями познакомиться и с угрозами. В одном из сообщений была ссылка на группу, где были мои фото в белье и не только.

Фото: Marvin Meyer / Unsplash

Нюдсы были повтором скриншотов из хентая, это скорее был вирт и исследование собственной сексуальности. Это была эротика, которая не переходила в порно. Делать фото мне нравилось, а вот секса с ним не хотелось. Мне в тот период явно было не до секса, да и дети от него появляются, а у меня на уме были видеоигры, рок и фэнтези.

В результате моего отказа моя обнаженка оказалась в одной из групп во «ВКонтакте» на восемь тысяч человек, а после — на двачах. Он никак не объяснил свой поступок, я была у него в черном списке. Только спустя год он написал что-то обвинительное и оскорбительное, сейчас уже не могу найти переписку.

Угрожали, обещали проучить меня, научить искусству любви и сделать из меня идеальную шлюху, воспитать меня и наставить на верный путь общественной морали воздержания и целомудренности. Предлагали деньги и технику за разные виды секса

Тогда я чувствовала исключительно ненависть ко всему мужскому роду. Меня пытались продавить и шантажировать, хотя и не могли выйти на меня в реальной жизни — бывший молодой человек не догадался оставить мой номер телефона и адрес. Это придавало мне храбрости. Я в сети всегда сидела с фейковых аккаунтов и не использовала прикрепление SIM-карт к аккаунтам.

Так что мне не звонили, но были последствия спустя несколько лет. Когда я возвращалась вечером домой, меня преследовал мужчина. Прямо у опорного пункта полиции он набросился на меня, порвал пальто и разбил мне нос. Сказал, что меня настигла расплата. Я докричалась, вышли полицейские, оттащили его, а после отпустили. Мне приложили [холодное] к носу и подвезли до дома оставшиеся 500 метров. Я тогда жила одна, поэтому удалось это замять. Чувствовала тогда искреннюю ненависть вперемешку со страхом и беззащитностью.

Фото: Carmen Laezza / Unsplash

Ни родителям, ни друзьям я ничего не рассказывала. В полицию не обращалась, потому что знала об отношении к этому делу. Спустя годы написала об этом пост в социальных сетях. Друзья поддержали, даже писали незнакомые люди, благодарили за храбрость.

То, что попадает в сеть, больше никогда из нее не исчезнет. А если это произошло на двачах, то это может циркулировать вечно и оттуда распространяться на другие источники.

Теперь я просто живу с мыслью, что кто-то незнакомый видел меня голой, возможно, передернул, а возможно — сказал: «Господи, как она живет с этим на нашей планете». Учитывая, сколько миллионов обнаженки разного формата и вида загружается в сеть добровольно и ежедневно, мои слитые фотографии — ничто.

Лада, 28 лет:

К тому времени, как я решила уйти от мужа, я уже всем сердцем его ненавидела. Он меня неоднократно избивал. Я знала, кто он и что он, просто искала в себе силы уйти. И хотела, чтобы появилась какая-то причина, по которой я ухожу. Тогда мне было еще важно все сделать так, чтобы, если что, все увидели — я не виновата. Это сейчас мне глубоко плевать, кто обо мне что думает.

Когда я уже начала выжидать, чтобы он что-то сотворил, он стал такой ласковый и внимательный, будто чувствовал мое внутреннее состояние. Но в один прекрасный день я захотела поехать к лучшей подруге, а он мне начал говорить, что он против и что я должна дома сидеть, потому что он так сказал. Мы начали ссориться, и тут он мне выдал: «Если ты поедешь к ней, то между нами конец». А я в ответ сказала, что давно хочу расстаться, и ушла.

После этого он мне прислал скриншот моих интимных фото и видео со словами: «Теперь-то ты точно не уйдешь». Оказалось, что он делал их втихую. Было даже такое: он снял наш секс на видео, и я ничего об этом не знала. Как-то раз я говорила с ним по видеосвязи и переодевалась после работы — он делал в это время скрины. А я ни о чем не подозревала — муж же.

Фото: Leon Seibert / Unsplash

Сказать, что я была в шоке, — это ничего не сказать. Я была одновременно и в ярости, и подавлена, и обижена. Я вообще не понимала, как такое могло со мной произойти. Стало стыдно, что это могут увидеть знакомые и друзья. После этого я его просила, чтобы он те фото в сеть не выложил, и думала, как же их стереть у него.

Мысли и чувства в этот момент? О, это коктейль злости и беспомощности. И ненависть. Честно сказать, я ему желала тогда смерти. Конечно, вслух не говорила, но думала об этом каждый день. Были мысли вроде: «Как бы хорошо было, если бы его машина сбила, у меня бы сразу все проблемы отпали». Я теперь ужасаюсь тем мыслям, которые мне приходили тогда в голову!

В один прекрасный день он нечаянно забыл телефон дома, и я удалила все фото и видео. Когда он вернулся, то очень скоро увидел, что я рылась в телефоне, и обнаружил, что я удалила «компромат». За это он меня очень сильно избил.

Сначала избил, а потом ехидненько так сказал, что все осталось у него на гугл-диске и что я вообще не имела права прикасаться к его коллекции. Коллекция, понимаете? У него реально была коллекция!

В этот момент я поняла, что должна уйти — и все. Я понимала, что с этим человеком ничего не будет, и любви в этот момент уже не было. Уйти мне помогла моя подруга. Мы сняли с ней общую квартиру. Когда у меня случались ломки по нему, когда я снова хотела к нему, я пила. Пила, чтобы только не вернуться.

Он продолжал угрожать мне этой «коллекцией» порно, но я тогда уже начиталась, что нужно сохранять спокойствие и равнодушие. Так я и сделала. Сказала, что если он продолжит, то я просто напишу на него заявление, потому что мне терять нечего. Но окончательную точку в наших отношениях поставил мой нынешний муж. Он с ним поговорил по телефону, когда бывший позвонил в очередной раз поунижать меня, и что-то было в его голосе такое, что бывший отстал в момент. Отстал и даже сам заплатил за развод.

Порно он не слил, по крайней мере, мне это неизвестно. Но одному нашему общему знакомому показывал, когда был бухой. А этот знакомый мне написал потом как-то, сказал, что мой бывший — дебил, такое показывать... И я поняла, что такое не интересует нормальных людей.

Сейчас я счастлива замужем, не пью несколько лет и даже курить бросила. Одна побыла недолго. Мне встретился мой муж, и я поняла, что хорошие мужчины есть!

Ксения, 24 года:

Мне было тогда, наверное, лет 18. С мальчиками я ни разу не встречалась, как-то не довелось, была весьма наивна и позитивно настроена.

Познакомилась с парнем через интернет. Он жил в Питере, а я вообще в другой стране. Мы долгое время общались только по интернету. Во время общения, скорее всего, уже были красные флажки, но я их не замечала, поскольку была одурманена вниманием представителя противоположного пола. Не могу сказать, что я тогда к нему испытывала, но это была точно не любовь. Я вообще, как оказалось, любить не умею. А тогда на меня впервые обратили внимание как на девушку.

Постепенно он стал намекать на всю эту эротическую составляющую отношений. Первое время не соглашалась, потом по чуть-чуть скидывала-таки фотографии. Они становились все откровеннее и откровеннее, но одежды я полностью не снимала. А началось все с невинной фоточки — обычная фотография в будний день. А он так расхваливал, так комплиментами сорил, просил чуть более откровенное. Ну, вы знаете, это как лягуху варить медленно и беспощадно. Вот я на это все и покупалась. Нравилось, что я кому-то нужна как девушка. Нравилось ощущение, что я достаточно привлекательна. Я просто хотела понять, что меня могут любить.

Фото: Andrew Neel / Unsplash

В какой-то момент мне все это надоело. Я начала чувствовать тревогу, что-то твердило мне, что я должна прекратить все это, хоть и запоздало.

Естественно, он начал меня шантажировать — мол, пришли еще, иначе выложу фотки в интернет. А так как я хотела разорвать с ним все контакты, он еще и на это давил — мол, ты виновата, ты обидела меня, и так далее. На все его просьбы я сказала «нет» и застыла. Ведь я прекрасно понимала, что сейчас произойдет. Хоть и не до конца, но я была готова к тому, что уж лучше сейчас отдеру это, как пластырь, чем буду закапывать себя в яму дальше.

В один день, когда ничего не происходило, я с чувством тревоги легла спать. Точнее, попыталась заснуть. Через некоторое время залезла в соцсети и увидела множество сообщений от знакомых и друзей. Как оказалось, он просто «пожалел» меня и скинул в сеть фотку, где я в нижнем белье. Какое великодушие! Однако под фото написал: «Я хочу члены, кидайте мне в ЛС, вот моя страничка, хочу трахаться, аж зудит». Плюс это было единственное фото из тех, что я ему скидывала, на котором было видно лицо.

К счастью для меня, люди в моем окружении не обманулись. Они понимали ситуацию и спрашивали, что случилось. Одна из знакомых даже накопала на него инфу и его голую фотку.

Оказалось, что у него была стандартная махинация с девочками. Особенно он любил это проворачивать с подростками 14-17 лет

Мы просто скинули его фотки на гей-сайт с номером. Не знаю, сработало или нет.

Но через пару лет он мне написал — мол, и не стыдно тебе, обманула мои ожидания, и прочую чухню нес про то, что я виновата во всем сама, нефиг было злить меня, и бла-бла-бла.

До сих пор остался неприятный осадок, оставшийся после той мразоты. И все же опыт на то и опыт. Так что я рада, что моментально от него отделалась, хоть и имелись последствия. Другой парень сохранил у себя ту шантажную фотку и тоже требовал, чтобы я ему скинула сиськи, иначе он это разошлет моим друзьям и матери. Я тут же скрыла свою страницу от него и кинула его в ЧС. До кого смог добраться, тому и скинул, те просто посмеялись, заценили фигуру и на том успокоились.

Сейчас доверия к мужчинам у меня совершенно никакого нет, ну и слава богу, так жить намного удобней, чем наивно полагать, что мой-то точно «не такой, как все».

Надежда, 30 лет:

Мы были подростками, учились в одной школе, дружили очень тесно, потом начали встречаться. Он подкатывал ко мне все время, а потом я как-то сама незаметно влюбилась. Но после этого нашей дружбе пришел конец. Человек изменился кардинально, но я, как и любая другая жертва, уверяла себя, что своей любовью смогу все исправить, что заслуживаю такого отношения.

Он всегда давил на меня, обижался, когда я отказывалась, доводил до слез, брал силой и делал фото, когда ему хотелось этого. У меня спинально-мышечная атрофия, и во время близости он легко вжимал меня в диван рукой или телом и фотографировал. Он не оскорблял меня, а просто смеялся — его забавлял процесс. А я терпела, потому что думала, что заслуживаю только такого. Телефон он всегда держал на пароле, поэтому я не могла удалить свои снимки.

Расстались только по его инициативе, он на протяжении последнего года изменял мне с другой девушкой. Ушел к ней, но продолжал со мной переписываться.

О своих фотографиях на порносайте узнала я от знакомого, который чинил чей-то компьютер. Там были мои снимки на этом сайте. Еще он прифотошопил к половине чужих снимков мое лицо и так слил в сеть, прикрепил мой номер телефона и имя. Догадайтесь, что было дальше.

Фото: Ben White / Unsplash

Сначала я никому не говорила об этом, потому что было стыдно, и я не хотела, чтобы мама нервничала. Потом начались звонки, где-то через неделю-две. Я испытывала только злость и не понимала, почему это происходит со мной.

Меня терроризировали звонками довольно взрослые мужчины из мест не столь отдаленных — фото мой бывший разместил на порносайте для заключенных. Моя психика не была готова к такому. Еще в детстве я получила психологическую травму во время разговора по телефону и заработала фобию, с тех пор я предпочитаю только общение текстом или глаза в глаза. Теперь представьте, как сильно те звонки меня сводили с ума. Я не сразу рассказала об этом родным. Как-то поступил звонок, который довел меня до слез, и рядом была бабушка. Она взяла трубку и все выяснила. Тот мужчина извинялся и рассказал, где взял номер и фото, что он ничего не знал обо мне, не знал, сколько мне лет.

Морально я была убита и не хотела никого видеть. Я не выходила на улицу и не общалась с подругами. Поддержки особой от них я не получила, только от мамы и бабушки. Они не ругали, не осуждали.

Мама обратилась к знакомому из полиции, и они пробили сайт. Фото удалили. Звонки прекратились. А доказательств, что это сделал мой бывший, не было. Он был чист, чего и следовало ожидать. Я не хотела скандала, разбирательств, чтобы меня трогали и напоминали об этом, поэтому дело замяли.

Прошло 13 лет где-то. Сейчас я уже и не вспомню название этого сайта. Теперь я замужем, муж знает обо всем. Он поддерживает меня и жалеет, что мы тогда не были знакомы. Я никогда не думала, что не смогу больше верить мужчинам. Если тот человек так поступил, это не значит, что все остальные такие же. Так поступить мог кто угодно, независимо от гендера. Если бы я перестала верить людям, это окончательно сломало бы меня.

Back To Top